Факторы риска развития венозных тромбоэмболических осложнений у онкологических больных (обзор литературы)

Резюме

Для онкологических больных характерно развитие тромбоэмболических осложнений, существенно ухудшающих общий прогноз течения заболевания. Поэтому определение вероятности возникновения и профилактики развития этих осложнений остается важной практической задачей.

В литературном обзоре представлены данные зарубежных и российских авторов о главных факторах риска развития венозных тромбоэмболических осложнений у онкологических пациентов. Дана характеристика главных биохимических маркеров происходящих процессов и свойственных для них изменений. Отражена частота встречаемости тромбоэмболических событий в зависимости от вида, локализации, распространенности, степени дифференцировки злокачественных новообразований, наличия или отсутствия у больных сопутствующих заболеваний, а также представлены основные демографические критерии, ассоциированные с возникновением данной патологии. В работе проанализировано воздействие некоторых химиотерапевтических препаратов, применяемых в качестве адъювантной и неоадъювантной терапии, на возникновение тромботических событий. Представлена информация о влиянии лучевых методов лечения на развитие тромбозов и тромбоэмболий у онкологических больных. В обзоре показана связь тромбоэмболических процессов у больных со злокачественными новообразованиями с выполнением хирургических вмешательств и установкой центральных венозных катетеров.

Ключевые слова:тромбоз; венозные тромбоэмболические осложнения; факторы риска; онкологические заболевания; тромбообразование

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Куликова А.Н.; сбор и обработка материала - Тонкачева А.А.; статистическая обработка - Тонкачева А.А.; написание текста - Тонкачева А.А.; редактирование - Куликова А.Н.

Для цитирования: Куликова А.Н., Тонкачева А.А. Факторы риска развития венозных тромбоэмболических осложнений у онкологических больных (обзор литературы). Ангиология и сосудистая хирургия. 2022; 28 (4): 119-125. DOI: https://doi.org/10.33029/1027-6661-2022-28-4-119-125

Введение

Онкологические заболевания являются одним из ведущих факторов риска возникновения венозных тромбоэмболических осложнений (ВТЭО). Кроме того, ВТЭО могут являться первым симптомом, указывающим на неопластический процесс [1].

У 60% больных со злокачественными новообразованиями (ЗНО) диагностируют тромбозы глубоких вен (ТГВ), большинство из которых часто становится источником более опасного осложнения - тромбоэмболии легочной артерии [2, 3]. У данной группы пациентов риск развития венозной тромбоэмболии (ВТЭ) увеличивается примерно от 4 до 7 раз по сравнению с общей популяцией, а при некоторых видах ЗНО вероятность этого осложнения становится еще выше [1, 4].

Тромбоэмболии считают второй по частоте причиной смерти при онкологическом процессе, уступающей только гибели больных от прогрессирования основного заболевания [1]. Так, в течение 30 дней с момента постановки диагноза рака от ВТЭ умирают до 24,2% пациентов, в течение 1 года - 66,3%, а в течение 5 лет - 75,6% [2].

Биохимические маркеры развития ВТЭО у онкологических больных

На фоне роста опухоли в организме происходят изменения системы гемостаза и ряда биохимических показателей, являющихся маркерами тромбоэмболических осложнений [5]. Согласно данным, опубликованным

в Венском исследовании связи рака и тромбоза (
CATS, 2014 г.), к группе биомаркеров ВТЭО относят повышенный уровень лейкоцитов, тромбоцитов, D-димера, растворимого Р-селектина, снижение уровня гемоглобина и наличие тканевого фактора (ТФ), который продуцируется активированными злокачественными клетками и становится предиктором венозного тромбоза [5-7].

M. Demers, D. Wagner (2013) в своей работе указали, что у онкобольных с лейкоцитозом отмечается двукратное увеличение риска ВТЭО, так как некоторые солидные новообразования и опухоли системы кроветворения синтезируют факторы, которые приводят нейтрофильные лейкоциты к образованию сетей - своеобразных каркасов, благодаря чему происходит адгезия тромбоцитов и образование тромбов [8]. Таким образом, активированные опухолью нейтрофилы играют важную роль в тромбозах, ассоциированных с раком.

Значимость тромбоцитоза в возникновении тромботических осложнений также подтверждается некоторыми научными публикациями [7, 9]. В ретроспективном исследовании CATS (2014) было показано, что у пациентов с повышенным уровнем тромбоцитов до 350×109/л риск развития ВТЭ во время госпитализации увеличивался в 2,5 раза, а у больных с количеством тромбоцитов более 350×109/л данная вероятность становилась в 3,5 раза выше [7].

При прогрессировании онкологического заболевания происходит активация системы свертывания крови за счет продукции опухолевыми клетками веществ, обладающих прокоагулянтной активностью, - тканевого фактора и ракового прокоагулянта, которые выделяют большинство типов опухолей [9]. Наряду с прокоагулянтами неопластические клетки производят провоспалительные цитокины [фактор некроза опухоли (TNF), интерлейкин-1 (IL-1)], запускающие гиперкоагуляцию и экспрессию тканевого фактора моноцитов, а значит, напрямую влияющие на тромбообразование в организме [5, 9, 10].

Следует отметить, что не все опухоли продуцируют микрочастицы, имеющие тканевый фактор. Связь наличия ТФ-содержащих микровезикул с возникновением ВТЭО была обнаружена при раке поджелудочной железы, в то время как при таких новообразованиях, как глиобластома, рак толстой кишки и желудка, данная корреляция не подтверждена [9].

Отмечена тесная связь между повышением в крови Р-селектина и D-димера с развитием ВТЭО, причем последний можно использовать в качестве биомаркера для прогнозирования этого вида осложнений. Также было описано, что при увеличенном уровне Р-селектина риск развития тромбоэмболических осложнений возрастает в 2,6 раза [9].

Характеристики факторов риска развития ВТЭО

Существует большое количество факторов риска, ассоциированных с тромботическими осложнениями у больных с неопластическими процессами. К ним относят причины, непосредственно связанные с новообразованием (локализация, стадия, распространенность процесса и степень дифференцировки опухоли), особенностями пациента (демографические показатели, сопутствующие заболевания) и лечением (применение химиопрепаратов, хирургические вмешательства).

Факторы, связанные с опухолевым процессом. Обнаружено, что на частоту возникновения ВТЭО у онкологических больных влияет локализация первичной опухоли в организме. По различным данным, наиболее часто венозные тромбозы, осложняющиеся тромбоэмболиями, встречаются при ЗНО поджелудочной железы и головного мозга [4, 11]. Наряду с указанными локализациями высокая вероятность тромбозов отмечается при наличии гинекологических новообразований (рак яичников, матки), а также опухолей легких и системы кроветворения [11]. Однако информация по этому поводу имеет различия. Y. Ohashi et al. (2020) сообщают, что у пациентов с легочными и гематологическими ЗНО риск был примерно таким же, как и у всех онкологических больных [1].

A.J. Walker et al. (2013), М.A.J. Martin et al. (2018), H. Abdel-Razed et al. (2018) показали, что самая низкая вероятность возникновения ВТЭ наблюдалась у пациентов с ЗНО молочной, предстательной и щитовидной желез [4, 12, 13].

Стадия онкологического заболевания высоко коррелирует с риском ВТЭО. Частота этих осложнений увеличивается по мере прогрессирования заболевания, достигая наиболее высокого уровня на IV стадии [1]. Местно-распространенные формы ЗНО в сравнении с локализованными ассоциируются с повышением вероятности развития тромбозов и тромбоэмболий. Одним из критических факторов риска является наличие метастатических новообразований: в ряде исследований сообщается об увеличении возможности возникновения венозных тромбоэмболических событий у пациентов для 12 различных типов рака при наличии метастазов [1, 14].

Стоит отметить, что для некоторых видов онкологических заболеваний (рак предстательной железы, яичников) практически не было обнаружено связи между стадией процесса, регионарным распространением, отдаленными метастазами и развитием тромбозов [15].

A.J. Walker, T.R. Card et al. (2013) описывают, что частота ВТЭО наиболее высока в первые месяцы после установки диагноза и постепенно снижается в дальнейшем [12]. Считается, что до 50% ассоциированных с раком тромбозов наблюдается, начиная с 6 мес до постановки диагноза ЗНО и в течение 2 лет после [16]. В популяционном исследовании MEGA (2005) был рассчитан риск венозного тромбоза от момента выявления основного онкологического заболевания: в первые 3 мес после установленного диагноза он составил 53,5%, в период с 3-го по 12-й мес - 14,3%, а через 10 лет вероятность снизилась почти полностью [14].

Наряду с другими характеристиками опухолей на частоту венозных тромбозов может оказывать влияние степень их дифференцировки. Вероятность развития тромботических осложнений была выше у пациентов с низкодифференцированными опухолями (G3, G4), чем у больных с высокодифференцированными (G1, G2): 8,2 против 4,0%, при этом для более агрессивных новообразований характерны высокие уровни D-димера и лейкоцитов, а также сниженные показатели гемоглобина [17].

Факторы риска, связанные с особенностями пациента. В научных публикациях информация о ВТЭО среди онкологических пациентов, связанная с демографическими показателями, неоднозначна.

Н. Abdel-Razeq et al. (2018) в своих работах подчеркивают, что женский пол и возраст старше 65 лет становятся независимыми факторами риска в дополнение к стадии заболевания [13]. По данным A. Faiz, I. Khan et al. (2015), к группе риска стоит относить возрастную группу от 45 лет и старше, при этом мужчины по сравнению с женщинами имеют меньшую вероятность развития ВТЭ до 45 лет, но после данного возраста она становится больше [18].

В ходе расового исследования различий риска ВТЭ у пациенток с раком молочной железы обнаружено, что у женщин с белым и темным цветом кожи различий не зафиксировано, риск тромбозов повышался с увеличением возраста и был независимо связан с отдаленными метастазами и сопутствующими заболеваниями одинаково у женщин разных рас [19]. Однако среди пациентов Калифорнийского онкологического регистра больных колоректальным раком отмечен более низкий риск венозного тромбоза у жителей Азии по сравнению с европейцами [14].

К факторам риска развития ВТЭО при неопластических процессах принято относить различные сопутствующие соматические патологии: ожирение, артериальную гипертензию, сахарный диабет, хронические патологии легких и почек, инфекционные заболевания, генетические мутации системы свертывания крови и наличие тромбозов в анамнезе [20].

При ожирении установлена связь между повышенной массой тела и ВТЭ как у онкобольных, так и у пациентов без онкологического диагноза [18]. Высокий индекс массы тела (ИМТ) ≥30-35 кг/м2 коррелирует с увеличением частоты развития ВТЭ, особенно у людей старше 45 лет [21].

Ожирение является значимым фактором для развития артериальной гипертензии, поэтому эти заболевания нередко сочетаются и влияют на развитие тромбозов у больных с онкопатологией. У женщин артериальная гипертензия чаще сопровождает ВТЭ [18, 22].

Зафиксировано, что у онкологических пациентов с мутацией Лейдена риск осложнений в 2 раза выше, чем у пациентов, которые не страдают раком [14].

В отдельную группу риска развития ВТЭО стоит выделить беременных с онкологическими заболеваниями, так как с наступлением беременности риск тромбозов значительно увеличивается [23]. Однако D. Farge et al. (2017) отмечают, что связи этих состояний нет, каждый случай имеет индивидуальные особенности [24].

По результатам некоторых исследований, среди беременных со ЗНО к группе высокого риска следует отнести пациенток с раком молочной железы, шейки матки, яичников, миелоидным лейкозом и лимфомой Ходжкина, а среди женщин с раком головного мозга, щитовидной железы, меланомой и лимфоидным лейкозом повышенной вероятности развития ВТЭО не выявлено [23, 25].

Факторы риска, связанные с лечением. Лечение химиотерапевтическими препаратами индуцирует тромбообразование. A.A. Khorana (2013) приводит данные о том, что большинство случаев ВТЭО возникло после начала курса химиотерапии: у 18,1% пациентов указанные осложнения развились в течение 30 дней, у 47% - за 3 мес, у 72,5% - в первое полугодие [21].

К лекарственным средствам, наиболее часто вызывающим такие побочные эффекты, относят иммуномодуляторы, стимуляторы эритропоэза, гормональные, таргетные препараты и производные платины, причем частота ВТЭО может изменяться в зависимости от схемы и длительности лечения [21].

Платиносодержащий противоопухолевый цитостатик цисплатин ассоциирован с повышением вероятности развития тромботических явлений: при назначении химиотерапии на его основе тромбозы выявляли в 1,92 и в 0,79% - при лечении другими группами препаратов соответственно риск увеличивался почти в 2,5 раза [26].

Иммуномодулирующий агент леналидомид и иммунодепрессант талидомид связаны с очень высокой вероятностью развития ВТЭО. При их приеме, особенно в комбинации с глюкокортикоидами, у пациентов с множественной миеломой возможность появления предполагаемых осложнений повышается примерно на 10-40% [5, 27].

Ежегодная частота ВТЭО у женщин с раком молочной железы при химиотерапевтическом лечении составляет 6%, что почти в 11 раз выше, чем у пациенток, не получавших его [28]. Одним из лекарственных средств, применяемых в терапии карциномы молочной железы, является гормональный препарат тамоксифен, увеличивающий риск венозной тромбоэмболии от 2 до 7 раз [27]. По сравнению с тамоксифеном использование ингибиторов ароматазы при данном заболевании имеет вероятность развития ВТЭО на 41% меньше [29].

Новое направление в лечении онкологической патологии представлено таргетными препаратами. Однако их появление не привело к снижению риска ВТЭО [5]. Наиболее часто венозные тромбоэмболические события наблюдались при применении бевацизумаба [30, 31]. Кроме того, было отмечено, что данные препараты, среди которых особенно изучались ингибиторы ангиогенеза - бевацизумаб, сунитиниб, сорафениб, ассоциированы с развитием артериальных тромбозов: частота их возникновения в исследуемой когорте превысила контрольную группу на 3,03% [27, 32].

Имеются сведения о развитии острого венозного тромбоза при применении ингибиторов иммунных контрольных точек - пембролизумаба и ниволумаба, используемых в терапии рака легких. При этом считается, что воспалительный процесс, вызванный активацией Т-клеток, способен спровоцировать тромботические осложнения [33]. Частота встречаемости рак-ассоциированных тромбозов в группе ниволумаба и пембролизумаба составила 7,1 и 10,8% соответственно [34].

Тромбоэмболические осложнения встречаются и при неоадъювантной химиотерапии, оказывая значительное влияние на последующие вмешательства и исход заболевания. В исследовании B.A. Boone et al. (2019) у пациентов с протоковой аденокарциномой поджелудочной железы, получавших неоадъювантную химиотерапию до выполнения хирургической резекции, 20% больных имели ВТЭО в течение 90 дней после операции, причем 70% из них фиксировали в раннем послеоперационном периоде [35].

Для прогнозирования риска тромбоэмболических событий у онкологических больных, получающих лечение химиопрепаратами, была разработана шкала Khorana, основанная на анализе 5 независимых клинико-лабораторных показателей. Это такие показатели, как: локализация первичной опухоли в организме (рак желудка, поджелудочной железы - 2 балла, рак легких, мочевого пузыря, яичка, опухоли женской репродуктивной системы, лимфомы - 1 балл); уровень тромбоцитов ≥350×109/л; уровень лейкоцитов ≥11×109/л; гемоглобин <100 г/л и/или использование средств, стимулирующих эритропоэз; а также индекс массы тела ≥35 кг/м2 (по 1 баллу). Наличие у пациента 2 баллов и более считается основанием к назначению фармакологической тромбопрофилактики [36].

В настоящее время наряду с другими методами лечения больных с ЗНО используют лучевую терапию (радиотерапию). Однако исследований о влиянии радиотерапии на развитие ВТЭО ограниченное количество, а их результаты неоднозначны [37].

По некоторым данным, значимость лучевой терапии в возникновении тромбоэмболических осложнений у онкологических пациентов не обнаружена или выявлено, что целенаправленное воздействие на другие факторы риска тромбообразования позволяет не менять план тромбопрофилактики при использовании ионизирующего излучения [38, 39].

Однако существует ряд работ, в которых утверждается обратное. M. Cherkashin et al. (2017) на основании проведенного ретроспективного анализа продемонстрировали, что внешняя лучевая терапия относится к независимым факторам риска возникновения ВТЭО у онкологических больных даже в амбулаторных условиях, а наибольшую частоту таких осложнений наблюдали в группе пациентов, получавших радиотерапию при опухолях головного мозга или метастазах в мозг [40].

В исследовании COMPASS-CAT (2020) продемонстрирована достоверная ассоциация между радиолечением и тромботическими событиями. Анализ когорты пациентов, у которых применяли лучевую терапию, выявил повышение риска тромбозов и тромбоэмболий у женщин по сравнению с мужчинами (10,8 против 2,7%), у больных старше 50 лет (12,2 против 3,7%), а также у больных, получавших антрациклиновую химиотерапию и гормональную терапию, в сравнении с пациентами, у которых эту терапию не использовали (14,4 против 2,9%, 12,9 против 3,9% соответственно) [41].

Были описаны наблюдения указанных осложнений во время проведения брахитерапии гинекологических опухолей (при этом источник излучения вводится внутрь пораженного органа). При этом была обнаружена причинно-следственная связь между лучевой терапией и возникновением тромбозов и тромбоэмболий [42].

Влияние ионизирующего излучения на тромбообразование у больных, страдающих ЗНО, требует дальнейшего изучения и проведения клинических исследований.

Вероятность тромбозов у онкологических больных значительно повышается при осуществлении крупных оперативных вмешательств. Во время ортопедических манипуляций частота тромбоэмболических осложнений достигает 50%, а при операциях на органах брюшной полости и забрюшинного пространства - 30% [43].

К критериям, увеличивающим риск ВТЭО при наличии онкологического заболевания, относят длительный послеоперационный период (двигательная иммобилизация и постельный режим более 3 дней), время проведения операции свыше 2 ч, возраст пациентов старше 60 лет, ИМТ ≥35 кг/м2 и гемотрансфузии [43].

По данным метаанализа, проведенного Y.Z. Xie, K. Fang et al. (2015), где сравнивалась частота ТГВ после выполнения лапароскопического и открытого доступа при колоректальном раке, было выявлено, что время эндоскопической операции статистически больше, но риск ВТЭО при обоих подходах не отличался. Однако стоит отметить, что послеоперационный период значительно уменьшается при использовании малоинвазивных технологий, тем самым снижая риск осложнений [43, 44].

У онкобольных установка и длительное использование центральных венозных катетеров сопряжено с повышенным риском развития катетер-ассоциированного тромбоза [45]. К факторам риска развития данного осложнения относят вид вводимого препарата, левостороннее расположение катетера и количество попыток его установки [45]. Но M. Ellis et al. (2020) показали, что сторона введения катетера не связана с риском катетер-ассоциированного тромбоза [46].

Заключение

Вероятность развития тромбоэмболических осложнений при онкологическом заболевании различной локализации и распространенности, а также влияние на тромбообразование разных методов лечения важно учитывать для своевременной профилактики и адекватного лечения этих осложнений у онкобольных.

Литература

1. Ohashi Y., Ikeda M., Kunitoh H., et al. Venous thromboembolism in cancer patients: report of baseline data from the multicentre, prospective Cancer-VTE Registry. Japanese Journal of Clinical Oncology. 2020; 50 (11): 1246-1253. DOI: https://doi.org/10.1093/jjco/hyaa112

2. Puurunen M.K., Gona P.N., Larson M.G., et al. Epidemiology of venous thromboembolism in the Framingham Heart Study. Thrombosis Research. 2016; 145: 27-33. DOI: https://doi.org/10.1016/j.thromres.2016.06.033

3. Практические рекомендации по профилактике и лечению тромбоэмболических осложнений у онкологических больных. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO. 2019; 9 (3): 668-677.

4. Martín M.A.J., Ortega I., Font C., et al. Multivariable clinical-genetic risk model for predicting venous thromboembolic events in patients with cancer. British Journal of Cancer. 2018; 118 (8): 1056-1061. DOI: https://doi.org/10.1038/s41416-018-0027-8

5. Khorana A.A., Carrier M., Garcia D.A., Lee A.Y. Guidance for the prevention and treatment of cancer-associated venous thromboembolism. Journal of Thrombosis and Thrombolysis. 2016; 41 (1): 81-91. DOI: https://doi.org/10.1007/s11239-015-1313-4

6. Rautou P.E., Mackman N. Microvesicles as risk markers for venous thrombosis. Expert Review of Hematology. 2013; 6 (1): 91-101. DOI: https://doi.org/10.1586/ehm.12.74

7. Königsbrügge O., Pabinger I., Ay C. Risk factors for venous thromboembolism in cancer: novel findings from the Vienna Cancer and Thrombosis Study (CATS). Thrombosis Research. 2014; 133 (2): 39-43. DOI: https://doi.org/10.1016/S0049-3848(14)50007-2

8. Demers M., Wagner D.D. Neutrophil extracellular traps: a new link to cancer-associated thrombosis and potential implications for tumor progression. Oncoimmunology. 2013; 2 (2): 22946. DOI: https://doi.org/10.4161/onci.22946

9. Pabinger I., Thaler J., Ay C. Biomarkers for prediction of venous thromboembolism in cancer. Blood. 2013; 122 (12): 2011-2018. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2013-04-460147

10. Watson H.G., Keeling D.M., Laffan M., et al. Guideline on aspects of cancer-related venous thrombosis. British Journal of Haematology. 2015; 170 (5): 640-648. DOI: https://doi.org/10.1111/bjh.12107

11. Horsted F., West J., Grainge M. Risk of venous thromboembolism in patients with cancer: a systematic review and meta-analysis. PLOS Medicine. 2012; 9 (7): 1001275. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pmed.1001275

12. Walker A.J., Card T.R., West J., et al. Incidence of venous thromboembolism in patients with cancer - a cohort study using linked United Kingdom databases. European Journal of Cancer. 2013; 49 (6): 1404-1413. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ejca.2012.10.021

13. Abdel-Razeq H., Mansour A., Saadeh S.S., et al. The application of current proposed venous thromboembolism risk assessment model for ambulatory patients with cancer. Clinical and Applied Thrombosis/Hemostasis. 2018; 24 (3): 429-433. DOI: https://doi.org/10.1177/1076029617692880

14. Timp J.F., Braekkan S.K., Versteeg H.H., Cannegieter S.C. Epidemiology of cancer-associated venous thrombosis. Blood. 2013; 122 (10): 1712-1723. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2013-04-460121

15. Gade I.L., Braekkan S.K., Naess I.A., et al. The impact of initial cancer stage on the incidence of venous thromboembolism: the Scandinavian Thrombosis and Cancer (STAC) Cohort. Journal of Thrombosis and Haemostasis. 2017; 15 (8): 1567-1575. DOI: https://doi.org/10.1111/jth.13752

16. Gran O.V., Smit E.N., Brækkan S.K., et al. Joint effects of cancer and variants in the factor 5 gene on the risk of venous thromboembolism. Haematologica. 2016; 101 (9): 1046-1053. DOI: https://doi.org/10.3324/haematol.2016.147405

17. Ahlbrecht J., Dickmann B., Ay C., et al. Tumor grade is associated with venous thromboembolism in patients with cancer: results from the Vienna Cancer and Thrombosis Study. Journal of Clinical Oncology. 2012; 30 (31): 3870-3875. DOI: https://doi.org/10.1200/JCO.2011.40.1810

18. Faiz A.S., Khan I., Beckman M.G., et al. Characteristics and risk factors of cancer associated venous thromboembolism. Thrombosis Research. 2015; 136 (3): 535-541. DOI: https://doi.org/10.1016/j.thromres.2015.06.036

19. Faiz A.S., Guo S., Kaveney A., et al. Venous thrombosis and breast cancer in older women: racial differences in risk factors and mortality. Thrombosis Research. 2018; 171: 130-135. DOI: https://doi.org/10.1016/j.thromres.2018.10.002

20. Huang J., Yang Z., Zhang J., et al. Analysis about the high risk factors and prognosis of gynecologic cancer with deep venous thrombosis. Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. 2015; 50 (10): 762-769.

21. Khorana A.A., Dalal M., Lin J., Connolly GC. Incidence and predictors of venous thromboembolism (VTE) among ambulatory high-risk cancer patients undergoing chemotherapy in the United States. Cancer. 2013; 119 (3): 648-655. DOI: https://doi.org/10.1002/cncr.27772

22. Li Q., Xue Y., Peng Y., Li L. Analysis of risk factors for deep venous thrombosis in patients with gynecological malignant tumor: a clinical study. Pakistan Journal of Medical Sciences. 2019; 35 (1): 195-199. DOI: https://doi.org/10.12669/pjms.35.1.365

23. Bleau N., Patenaude V., Abenhaim H.A. Risk of venous thrombo-embolic events in pregnant patients with cancer. Journal of Maternal-Fetal and Neonatal Medicine. 2016; 29 (3): 380-384. DOI: https://doi.org/10.3109/14767058.2015.1009439

24. Farge D., Bounameaux H., Bauersachs R.M., et al. Women, thrombosis, and cancer: A gender-specific analysis. Thrombosis Research. 2017; 151 (1): 21-29. doi: 10.1016/S0049-3848(17)30062-2

25. Hase E.A., Barros V.I.P.V.L., Igai A.M.K., et al. Risk assessment of venous thromboembolism and thromboprophylaxis in pregnant women hospitalized with cancer: preliminary results from a risk score. Clinics (Sao Paulo). 2018; 73: 368. DOI: https://doi.org/10.6061/clinics/2018/e368

26. Seng S., Liu Z., Chiu S.K., et al. Risk of venous thromboembolism in patients with cancer treated with Cisplatin: a systematic review and meta-analysis. Journal of Clinical Oncology. 2012; 30 (35): 4416-4426. DOI: https://doi.org/10.1200/JCO.2012.42.4358

27. Debbie Jiang M.D., Alfred Ian Lee M.D. Thrombotic risk from chemotherapy and other cancer therapies. Cancer Treatment and Research. 2019; 179: 87-101. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-030-20315-3_6

28. Walker A.J., West J., Card T.R., et al. When are breast cancer patients at highest risk of venous thromboembolism? A cohort study using English health care data. Blood. 2016; 127 (7): 849-857. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2015-01-625582

29. Xu X., Chlebowski R.T., Shi J., et al. Aromatase inhibitor and tamoxifen use and the risk of venous thromboembolism in breast cancer survivors. Breast Cancer Research and Treatment. 2019; 174 (3): 785-794. DOI: https://doi.org/10.1007/s10549-018-05086-8

30. Yu I., Chen L., Ruan J.Y., et al. Risk and management of venous thromboembolisms in bevacizumab-treated metastatic colorectal cancer patients. Supportive Care in Cancer. 2016; 24 (3): 1199-1208. DOI: https://doi.org/10.1007/s00520-015-2899-y

31. Elice F., Rodeghiero F., Falanga A., Rickles F.R. Thrombosis associated with angiogenesis inhibitors. Best Practice & Research Clinical Haematology. 2009; 22 (1): 115-128. DOI: https://doi.org/10.1016/j.beha.2009.01.001

32. Choueiri T.K., Schutz F.A., Je Y., et al. Risk of arterial thromboembolic events with sunitinib and sorafenib: a systematic review and meta-analysis of clinical trials. Journal of Clinical Oncology. 2010; 28 (13): 2280-2285. DOI: https://doi.org/10.1200/JCO.2009.27.2757

33. Kunimasa K., Nishino K., Kimura M., et al. Pembrolizumab-induced acute thrombosis: a case reporte. Medicine. 2018; 10772. doi: 10.1097/MD.0000000000010772

34. Ando Y., Hayashi T., Sugimoto R., et al. Risk factors for cancer-associated thrombosis in patients undergoing treatment with immune checkpoint inhibitors. Investigational New Drugs. 2020; 38 (4): 1200-1206. DOI: https://doi.org/10.1007/s10637-019-00881-6

35. Boone B.A., Zenati M.S., Rieser C., et al. Risk of venous thromboembolism for patients with pancreatic ductal adenocarcinoma undergoing preoperative chemotherapy followed by surgical resection. Annals of Surgical Oncology. 2019; 26 (5): 1503-1511. DOI: https://doi.org/10.1245/s10434-018-07148-z

36. Khorana A.A., Kuderer N.M., Culakova E., et al. Development and validation of a predictive model for chemotherapy-associated thrombosis. Blood. 2008; 111 (10): 4902-4907. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2007-10-116327

37. Guy J.B., Bertoletti L., Magné N., et al. RIETE investigators. Venous thromboembolism in radiation therapy cancer patients: Findings from the RIETE registry. Critical Reviews in Oncology/Hematology. 2017; 113: 83-89. DOI: https://doi.org/10.1016/j.critrevonc.2017.03.006

38. Bosco C., Garmo H., Adolfsson J., et al. Prostate cancer radiation therapy and risk of thromboembolic events. International Journal of Radiation Oncology, Biology, Physics. 2017; 97 (5): 1026-1031. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2017.01.218

39. Chen L., Eloranta S., Martling A., et al. Short- and long-term risks of cardiovascular disease following radiotherapy in rectal cancer in four randomized controlled trials and a population-based register. Radiotherapy and Oncology. 2018; 126 (3): 424-430. DOI: https://doi.org/10.1016/j.radonc.2017.12.008

40. Cherkashin M., Berezina N., Vorobyov N., Pinelis E. Venous thromboembolism in radiation oncology: retrospective trial. Radiotherapy and Oncology. 2017; 123 (Suppl 1): 754-755. DOI: https://doi.org/10.1016/S0167-8140(17)31865-0

41. Temraz S., Moukalled N., Gerotziafas G.T., et al. Association between radiotherapy and risk of cancer associated venous thromboembolism: a sub-analysis of the COMPASS-CAT Study. Cancers (Basel). 2021; 13 (5): 1033. DOI: https://doi.org/10.3390/cancers13051033

42. Guy J.B., Falk A.T., Chargari C., et al. Thromboembolic events following brachytherapy: case reports. Journal of Contemporary Brachytherapy. 2015; 7 (1): 76-78. DOI: https://doi.org/10.5114/jcb.2015.48580

43. Bellini G., Teng A., Kotecha N., et al. The identification of risk factors for venous thromboembolism in gastrointestinal oncologic surgery. Journal of Surgical Research. 2016; 205 (2): 279-285. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jss.2016.06.089

44. Xie Y.Z., Fang K., Ma W.L., Shi Z.H. Risk of postoperative deep venous thrombosis in patients with colorectal cancer treated with open or laparoscopic colorectal surgery: a meta-analysis. Indian Journal of Cancer. 2015; 51 (2): 42-44. DOI: https://doi.org/10.4103/0019-509X.151992

45. Gaddh M., Antun A., Yamada K., et al. Venous access catheter-related thrombosis in patients with cancer. Leukemia & Lymphoma. 2014; 55 (3): 501-508. DOI: https://doi.org/10.3109/10428194.2013.813503

46. Ellis M.L., Okano S., McCann A., et al. Catheter-related thrombosis incidence and risk factors in adult cancer patients with central venous access devices. Internal Medicine Journal. 2020; 50 (12): 1475-1482. DOI: https://doi.org/10.1111/imj.14780

  • Российское Общество ангиологов и сосудистых хирургов
  • ВКонтакте
  • Telegram
Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Акчурин Ренат Сулейманович
Доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, заместитель генераль­ного директора по хирургии, руководитель отдела сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ «НМИЦ кардиологии им. акад. Е.И. Чазова» Минздрава России, президент Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов

УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ!
В соответствии с решением президиума Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов журнал «Ангиология и сосудистая хирургия» будет носить имя академика А.В. Покровского.

Вскрытие
Медицина сегодня
IX Междисциплинарная международная конференция: "Актуальные вопросы микрохирургии". Памяти Н.О. Миланова.

Приветствуем вас в новом 2023 году, который мы встретили с надеждой и неизменно с планами на будущее! Традиционно в феврале ученики Николая Олеговича Миланова, сотрудники основанной им кафедры в Сеченовском Университете, планируют проведение уже девятой мемориальной...

Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»